События, факты, комментарии

Спорт не только по программе

Самые горячие кадры недели

Что посмотреть на канале "Россия"
гость в студии
авторский комментарий
досье
архив
о программе
  
партнеры
РТР-Вести.Ru РТР-Спорт.Ru Вести недели Россия ГРК 'Радио РОССИИ'

Архив 21.12.2006 - в программе Николая Сванидзе
Анатолий Кучерена: Общественная палата создана очень своевременно
гость в студии
Анатолий Кучерена
адвокат и председатель комиссии Общественной палаты по общественному контролю над правоохранительными органами
фото
- Давай начнем с дольщиков, потому что сейчас ты этим занимаешься очень активно. Вот скажи, пожалуйста, не вдаваясь в детализацию, потому что тем, кто к этому имеет прямое отношение, детали сами знают, на своей шкуре, а те, кто не имеет, может быть, им это сразу так в двух словах и не объяснить. Что сейчас там самое главное? Какая стадия?

- Сейчас самое главное то, что мы находимся в стадии неплохих, на мой взгляд, результатов. За очень короткий промежуток времени, считай, за два месяца, была создана рабочая группа в Общественной палате, нам удалось договориться с руководством Московской области.

- С Громовым персонально?

- С Громовым, да. И руководством Московской области принято решение взять непосредственно эту ситуацию под контроль и соответственно достроить жилье всех обманутых дольщиков, то есть граждан, участников долевого строительства.

- Ты говорил, что, в принципе, проблема обманутых дольщиков, решается. Люди получат свои дома в течение 2-3 месяцев. Я правильно тебя цитирую?

- Нет, в течение 2-2,5 лет.

- 2-2,5 лет.

- Мы говорим о тех гражданах, участниках долевого строительства, которые сегодня стоят перед дилеммой, что им делать: либо, действительно, идти в суд и получать деньги, либо ждать, когда дом будет построен. Потому что есть участники долевого строительства, которые могут въехать через месяц через два в свои дома. Я говорю 2-2,5 года о тех проблемных участках. Вот если возвращаться к Московской области, то губернатор принял решение непосредственно достроить все дома, которые относились к "Социальной инициативе" и к другим недобросовестным строительным организациям для того, чтобы люди могли получить, подчеркиваю, квадратные метры. Также Нижний Новгород. Господин Шанцев взял на себя эту ответственность, и сегодня как раз состоялось подписание протокола, где поквартально расписано, что делает область, и что делают строительные организации.

- Трудно договариваться с властями регионов?

- Нет, я бы сказал, что не трудно. Кстати, я очень многим благодарен губернаторам, что они идут на контакт с Общественной палатой, и мы вместе вырабатываем механизмы, те, которые позволят как можно быстрее выйти из этого положения.

- Что мешает? Или кто мешает?

Что мешает? Мешает достаточно много неразберихи вокруг обманутых дольщиков. Как уже известно, сегодня существует достаточно много провокаторов, которые ходят с вывеской обманутый дольщик. И люди просто этого не понимают.

- Зачем?

- А для того, чтобы водить хороводы, для того, чтобы людей втаскивать в политику,

- То есть кто-то использует эту тему?

- Да не кто-то использует. Эти лица известны, я просто не хочу сейчас использовать эфир для этого. Но установлены те лица, которые приходят, но не являются дольщиками, которые пытаются дестабилизировать ситуацию. Все люди эти нам известны. Но это не наша задача. Наша задача сегодня - первое, установить диалог власти с гражданами. В данном случае мы говорим о гражданах, участниках долевого строительства. И в частности, если брать тему дольщиков, продолжать эту тему, вот, пожалуйста, - Большая Филевская, Бородино, там очень была непростая ситуация. И, я считаю, что мы договорились, и люди сегодня реально могут в ближайшее время въехать в квартиры. Они не могли въехать три года в эти квартиры.

- Вопрос на пейджер: "Я слышал, что в оплаченных дольщиками квартирах очень часто оказываются разные чиновники и их родственники. Это правда? Елена из Москвы".

- Да, это правда. У нас есть такая информация. Я должен сказать, что нам очень много пишут. К нам очень много приезжают из регионов России те люди, которые реально пострадали. И среди этих людей очень много и учителей, и врачей, и сотрудников милиции, и сотрудников прокуратуры, и работников суда, которые оказались в этом капкане, в этой ловушке. Потому что, казалось бы, человек, который хочет улучшить жилищные условия, он заплатил деньги, подписал договор и ждет, когда будет дом построен. И тут оказалось, что компания недобросовестная не выполнила этих обязательств.

- И милицию с прокуратурой "кидают"?

- В том числе. Это работники бюджетной сферы. И, конечно же, когда к нам поступают письма, когда к нам приходят люди и говорят: "А мне негде жить…" Вот я приведу пример: опять же Бородино, приезжал профессор и говорил: "Я летом здесь живу…"

- Да, "а зимовать уезжаю в другую страну"…

- Да, на юг. И он сказал: "Я как-то отправил письмо президенту и почувствовал тепло аппарата".

- Да, да, "чувствую тепло из аппарата президента", я помню эту фразу.

- Да, потому что на самом деле была реакция. Это письмо отправили непосредственно в Москву, и дальше пошел какой-то процесс. Но мы говорим сегодня о чем? Мы говорим о том, что Общественная палата, если проанализировать год нашей работы, конечно же, создана была абсолютно своевременно, и такой орган нашему обществу, нашему государству нужен. Я могу сказать, что те контакты, которые нами наработаны, свидетельствуют о том, что в основном есть понимание. Я должен сказать, что чиновники, госслужащие, идут на контакт, и ты сам знаешь, мы достаточно много делаем для людей, которые оказываются в той или иной ситуации, в непонимании. И мы, прежде всего, должны быть настроены на конструктив, мы вместе должны искать пути выхода из кризисной ситуации.

- Вперебивку вопрос - не вполне по теме разговора, но по теме сегодняшнего дня. Тема-то трагическая, но тем не менее. "Как вы восприняли смерть главы Туркмении? Нам есть до этого дело. Петр, Волоколамск".

- Ну, знаете, уход из жизни любого человека - это всегда тяжелая утрата для родственников, для близких. Я бы, наверное, не стал на эту тему говорить, пусть этим занимаются политики, дипломаты. Мне трудно сказать. Наверное, самое главное, чтобы переход власти прошел бы как бы мягким вариантом, чтобы, не дай Бог, в этой точке нашей планеты не вспыхнули какие-то там разборки. Наверное, это главное.

- Да, я думаю, мы можем сказать Петру, что смерть человека - всегда трагедия, естественно, независимо от занимаемого им государственного положения. Но если брать туркменбаши, покойного ныне, как главу государства, то, конечно, при нем Туркмения не стала самым демократичным государством в мире. Конечно, это была восточная деспотия. И действительно, я присоединяюсь, будем надеяться, что все пойдет у них на лад.

- Очень бы хотелось.

- Да. Очень бы хотелось. Следующий вопрос: "При Минобороны создан Общественный совет. По вашему мнению, что этот совет реально сможет? Будете ли вы с ним контактировать? Сергей Никитич из Екатеринбурга". Этот вот как раз к теме, которой тоже занимались в связи с делом Сычева.

- Мы с тобой выезжали как раз в Челябинск в январе этого года. И мы с тобой как никто понимаем ту ситуацию, которая сложилась не только в Челябинске, но и в некоторых…

- Да, есть еще другие люди, которые понимают, в частности, солдатские матери.

- Да, солдатские матери. И мы с тобой лично видели глаза этих солдат, глаза офицеров. Пусть даже мы даже и не хотели особо там допрашивать, опрашивать, получать какую-то информацию, потому что и так было все понятно, что случилась страшная трагедия. И ты помнишь хорошо, что нам говорили врачи военные, где непосредственно лежал Андрей Сычев. Но я хочу о другом сейчас сказать. Конечно же, министр обороны Сергей Борисович Иванов моментально среагировал. У меня была встреча, и мы неоднократно проводили рабочие группы. Я к чему это все говорю? К тому, что наметился конструктивный диалог, я увидел понимание того, что сам министр и Министерство обороны признает эту проблему и готово ее решать. Какой результат? Сегодня, конечно же, сразу невозможно достичь какого-то результата. Тем более, когда речь идет о том, что армия сегодня практически не имеет воспитателей. То есть все эти институты были в свое время ликвидированы. Но сегодня мы с тобой неоднократно настаивали на том, чтобы, по крайней мере, мать, отец знали, куда сына увезли. Ведь мы столкнулись с тем, что родителям вообще не говорят, куда увезли сына, и где он служит. Это принципиально важный вопрос. Мы, когда уезжали с тобой, посещали части в том же Челябинске, не помню, какая там часть была, когда нам офицер, по-моему, замполит, показывал письма. И он рассказал, что вот к ним поступил солдат, и они сразу пишут письма родным, куда он поступил, кто у него командир, какие социальные условия. Это важно очень. И потом мы добились все-таки, что и мы - члены Общественной палаты, и рабочая группа, куда входят, в том числе, и общественные деятели, можем посещать ту или иную часть и, соответственно, осуществлять тот же общественный контроль

- Причем здесь очень важно еще то, на мой взгляд, вот в этой теме военной, что это будет способствовать большей прозрачности армии. Это улучшит и самоощущение кадровых военных офицеров. Потому что ты помнишь, какое страшное впечатление было, когда мы разговаривали с молодыми здоровыми мужиками в полковничьих и генеральских погонах, и люди говорят: "Нам стыдно в погонах, в форме выходить на улицу". Это страшно.

- Это я помню. И их тоже можно понять. И здесь важно, чтобы не было перекосов. Конечно же, никто не говорит, что мы должны закрывать на это глаза. Но я все-таки - сторонник конструктива, я все-таки - сторонник сесть за стол и выработать решения, которые служили бы во благо человеку, а не действовали на разрушение, потому что сейчас очень много поступает и писем, и предложений в том числе. И надо сказать "спасибо" тем людям, которые, действительно, эти предложения по выходу из кризиса нам озвучивают.

- Так вот, Толь, вот в связи с выходом из кризиса, вопрос по Общественному совету: реально это эффективная штука?

- Я считаю, что это будет эффективная система работы, и очень надеюсь, что те, кто вошел в Общественный совет при Минобороны…

- Фамилии их, кстати, известны, они назывались в прессе…

- Фамилии известны, да, но очень важно, чтобы совет занимался своим делом. Чтобы совет был создан не для профанации какой-то, а чтобы он реально вместе с руководством Минобороны работал…

- Ты - член Общественного совета?

- Да, я - член Общественного совета.

- Ты бы мог назвать главные проблемные точки?

- Ну, прежде всего, ведь мы же понимаем прекрасно, что такое хулиганство в казарме. И надо начинать с казармы. И надо понимать, что вот этот, так называемый "дед", который отслужил год или полтора, который сам еще мальчишка, должен просто знать, что если он поднимет руку на молодого солдата, который только пришел, то ему грозит уголовная ответственность. А поднимет он руку, мы с тобой опять же знаем об этом, только лишь потому, что его унижали, что над ним издевались. Нам же они рассказывали. Это эстафета. Поэтому надо поставить точку, надо сказать сегодня, что эти времена уже ушли в прошлое, что сегодня мы должны просто понять, что если эта ситуация не изменится, то мы будем дальше пожинать плоды вот этого чудовищного явления, которое явилось к нам не сегодня.

- Но пока еще эти времена, к сожалению, не ушли, как раз задача в том, чтобы они поскорей ушли.

- Поверь, Коля, это наша задача тоже. И мы должны привлечь сюда самых квалифицированных специалистов в этой области. И мы должны, наверное, с тобой сделать все, что от нас зависит.

- Не только мы, не только мы с тобой…

- Я сказать всем спасибо, кто вошел в рабочую группу и просто не за зарплату, не за деньги, делает все возможное, чтобы помочь. И все-таки руководство Минобороны и господин Панков достаточно перед нами открыты, и мы сегодня ищем вместе пути по выходу из этой кризисной ситуации.

- Толя, была у нас еще тема намечена - Южное Бутово. Но, в принципе, итоги довольно известны. Там с людьми уже так или иначе договариваются. И ОМОНа, и бульдозеров там теперь не будет.

- Конечно, так это самое главное. Я просто должен объяснить. Наша задача как раз и в Южном Бутове была одна единственная: остановить произвол ОМОНа и попросить власти, чтобы они договорились с людьми, которые там живут в 4-5-м поколении на этой земле. И мы это сделали. Другой вопрос, что мы, наверное, должны вернуться через какое-то время и посмотреть, что там происходит.

- Один вопрос с пейджера: "Соседи сверху - алкоголики, кричат, дерутся. Звоню в милицию, мне говорят, что когда они убьют друг друга, тогда мы можем вмешаться, а так нет. Как по закону? Ольга Евгеньевна, Петербург".

- Надо просто поинтересоваться, кто так говорит - офицер или кто там. Пусть сержант в милиции представит свою фамилию, и тогда можно будет с этим человеком разбираться.

- То есть он не по закону действует?

- Он не по закону действует, естественно. Конечно, мы понимаем, они нам все время говорят, что если в квартире что-то происходит, нам сложно войти в эту квартиру, поскольку мы не имеем на это права, у нас нет санкции суда. Но, извините, если это явное нарушение, если явно видно, слышно, что там что-то происходит, при этом, наверное, можно предпринять меры для того, чтобы усмирить дебошира.

- Спасибо. Анатолий Кучерена - у нас в эфире. Это последняя программа "Зеркало" в 2006-м году. Поэтому мы поздравляем всех с наступающим Новым годом и желаем счастья, здоровья.

- С наступающим Новым годом! Всех благ и здоровья всем!

- До свидания.
© Государственный интернет-канал "Россия" 2001, 2002. Cвидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС 77-26539 от 22 декабря 2007 года. Все права на любые материалы, опубликованные на сайте, защищены в соответствии с российским и международным законодательством об авторском праве и смежных правах. При любом использовании текстовых, аудио-, фото- и видеоматериалов ссылка на rtr-zerkalo.ru обязательна. При полной или частичной перепечатке текстовых материалов в интернете гиперссылка на rtr-zerkalo.ru обязательна. Адрес электронной почты редакции: info@rfn.ru. Создание и поддержка: Дирекция интернет-вещания ВГТРК, 2001-2008. Техническое сопровождение: Дирекция информационных технологий ВГТРК.