Самые горячие кадры недели

Спорт не только по программе

События, факты, комментарии

Что посмотреть на канале "Россия"
гость в студии
авторский комментарий
досье
архив
о программе
  
партнеры
РТР-Вести.Ru РТР-Спорт.Ru Вести недели Россия ГРК 'Радио РОССИИ'

Архив 01.02.2007 - в программе Николая Сванидзе
Павел Лунгин: кто бы ты ни был, больше всего хочется, чтобы тебя любили
гость в студии
Павел Лунгин
режиссер
фото видео
- Доброй ночи! На телеканале "Россия" - программа "Зеркало". Наш сегодняшний гость - Павел Лунгин - режиссер, в данном случае режиссер фильма "Остров", который не нуждается на сегодняшний день в рекомендациях, потому что он сенсационен. Хотя, наверное, это определение не вполне соответствует его содержанию. Но, тем не менее, он именно сенсационен, с чем я поздравляю тебя, Павел. Вот, действительно, очень успешный, так скажем, прагматически говоря, очень успешный проект прежде всего. Очень много разговоров, очень много споров, очень много внимания, очень много искреннего внимания. Очень у нас уже было много звонков, когда узнали после анонса в "Вестях", что ты будешь. И хорошие звонки, в том числе такие неожиданные. Собственно, почему неожиданно? Звонит человек по имени Руслан, москвич. Говорит, что он – мусульманин, и просит передать тебе спасибо за фильм "Остров". Ну, по-моему, красиво.

- Я понимаю его.

- По-моему, красиво.

- Да.

- Да.

- Когда в мире безбожия тебе говорят, что Бог есть, в общем, уже это гораздо более важно, чем чувство, чей и какой.

- И как зовут.

- Да.

- Как зовут Бога, скажем так. При этом я, помимо поздравлений, я еще и выражаю соболезнования в связи с неожиданным и безвременным уходом из жизни твоего товарища, коллеги и друга - оператора Андрея Жегалова.

- Да, это был мой ближайший друг. Эта смерть ничем не оправдана, потому что ему 42 года было. Он был упругим, и такой прыгающий, как мячик теннисный. И от "Острова" у него открылись какие-то шлюзы новые. И вот мы с ним сняли еще один фильм про Рахманинова - "Ветка сирени". Я как-то думал, что, вы знаете, что вот когда женишься, думаешь, что ты нашел некоторую половину. Я уже ему почти ничего не объяснял, он все это как-то это чувствовал. И то, что этот молодой и красивый, любящий женщин, и жизнь, и кухню, и который всегда возвращался из любой экспедиции с чемоданами, полными камней, коряг, каких-то железяк… Понимаете, это какая-то моя особая любовь. Почему он уходит, а не старый такой дурак, как ты - не знаю. Это, конечно, сбивает.

- Ну, тут старых дураков давай оставим в покое. Просто жаль, что этот талантливый, молодой и красивый человек ушел.

- Да, и главное, он, я считаю, принес бы много необычного и непохожего. Он был абсолютно нетипичным. Он родился в Ташкенте. Он, в нем есть, в нем было, вот я говорю "есть", в нем была эта восточная страсть к цвету, к форме, к изображению. В то же время он - русский, крещеный, и он как-то по-другому... ну, не знаю, мне кажется, что он придал "Острову" ту особую какую-то изобразительность, которая в общем половину фильма сделала.

- Об "Острове". Вот я начал с комплиментов, комплиментов искренних, и не только моих. И теперь давай поговорим уже предметно и проблемно. Потому что уже есть вопросы, есть вопросы на пейджер. И есть вопросы и у меня. И я бы хотел, чтобы действительно это был не разговор такого типа - как вам удалось сделать такой гениальный фильм, а чтобы это было нечто более конкретное.

- Коля, знаешь, я скажу тебе больше, есть вопросы и у меня. Я до конца тоже многого не понимаю. Не понимаю, ни как я его сделал, и до конца, может быть, не всегда понимаю, что он значил. Поэтому в этом смысле я готов обсуждать.

- Люди думали, когда смотрели этот фильм. И поэтому вопросы свидетельствуют о том, что они думали. Вот вопрос зачитываю целиком: "Я внимательно смотрел ваш фильм. Мне кажется, что ваш фильм - отличная провокация в эпоху утраты нравственных ценностей, потому что предатель во время войны не может найти спасения. Есть, к счастью, такие простые истины. Если бы все были такими, то была бы потом покоренная страна кающихся грешников, которые исправно бы возили уголь. Разве нет? Леонид Иванович, преподаватель МГУ". Если угодно, провокационный вопрос, или провокативный.

- Ну, наоборот, мне кажется, очень наивный вопрос. Потому что это такой честный подход. Вот есть статья "предательство Родины", а такой нет статьи. Потому что жизнь - она совершенно другая. И когда тебе 16 лет, и ты умираешь, и когда тебя терзают, и рука спускает спусковой крючок, это не значит, что ты - враг своей страны. Ты любишь свою страну и выстрелил, и что это значит? Это значит, что, понимаете, мне кажется, что в фильме "Остров", я много говорил всегда о покаянии, но в нем есть и надежда на спасение. Может быть, поэтому он и понравился. Потому что каждому из нас есть в чем каяться. И эта страна пережила и в советское время, и в перестроечное время очень много всяких тяжелых моментов. И каждый человек может подойти к зеркалу и сказать: "И я был там". Но мне кажется, что если люди это ощущают как зло и как грех, спасение есть, в этом есть основа христианства. Не понимать этого значит заменить духовную культуру тысячелетий православия, христианства на Уголовный кодекс.

- Кстати, ты это упомянул понятие "слово" и понятие "покаяние"?

- Покаяние.

- 20 лет назад ровно вышел фильм с таким названием, да?

- Да.

- В Советском Союзе.

- Это правда.

- Фильм "Остров", наверное, тоже можно было бы назвать "Покаяние"?

- Ну, это личное покаяние. Потому что там было покаяние, которое было (направлено) в политическую сферу, а здесь покаяние было то, что в тебе есть. Каждый из нас сделал что-то дурное. И он может жить по двум канонам как бы. Есть некоторый канон, который дается тебе новым современным, веселым и агрессивным миром, который говорит: кто виноват, у кого есть душа, кто плачет, тот лузер, тот проиграл, вперед, новый компьютер под мышку, доску от серфинга - под другую, и к новым успехам. И те люди, которым больно, они чувствуют себя потерянными. Вот, я думаю, они шли на "Остров".

- В продолжение, наверное, того вопроса еще один: "После фильма у меня возникло ощущение, что можно предавать и убивать, а потом жить. Я не говорю, как. Но ведь жить, видеть, как встает солнце, как плещется море, всю эту красоту после того, как ты убил. Ольга, Петербург".

- Дорогая Оля! Если бы у меня был ответ на этот вопрос, я не знаю. Но я знаю, что да, можно. Да, можно, потому что нет простых ответов на сложные вопросы. Вообще, тот, кто хочет получить единичный ответ на вопрос - зачем он живет и как жить, и кто прав, и кто виноват - он никогда его не получит. Мне кажется, что именно в этих страшных противоречивых колебаниях человеческой души и есть тайна жизни, и веры, и всего. Вообще человек может измениться совсем. Я видел интервью с убийцами. Это были какие-то американские фильмы. И я вдруг верил, что эти люди действительно стали другими, что они больше не убийцы. Хотите верьте, хотите нет. А Солнце всходит всегда, и Солнце - это Божья радость.

- "Разве человек ищет Бога только для собственного спасения? Почему такое потребительское отношение к Богу? Марина, Москва".

- Все вопросы такие хорошие! Мне кажется, что у каждого человека есть внутренняя потребность в Боге. Вы знаете, это не я такой умный. Это я слышал от отца Владимира. Он сказал, что ранний христианский писатель Тертуллиан написал, что душа по определению - христианка. Это правда. Понимаете, душа, вот в мире язычества не было понятия души, душа - это то, что как бы живет в твоем теле, и тем не менее, она не всегда согласна с телом, она не всегда согласна с его интересами, она не всегда согласна с твоей непосредственной выгодой. Вот душа - это некоторая христианка. И душа ищет Бога по определению, да.

- Как ты считаешь, почему этот фильм в принципе камерный? Я не беру его качество. Качество высокое, несомненно. Но качество оценивают ведь, как правило, профессионалы. Фильм камерный. Экшна нет. Среды нет. Красивых женщин нет. Почему он имеет такой успех, на твой взгляд?

- Не знаю, мне кажется, во-первых, там есть очень много такой какой-то исконной северной русской красоты, которая в душе контраст какой-то вызывает. Вот я там не знаю, я там как-то плавился на этих холодных мостках, потому что понимал, что в этом приходе-уходе воды есть вечность, в камнях есть что-то такое.

- То есть ты считаешь, что какое-то мистическое, что-то мистическое с экрана передавалось?

- Бесспорно. Мне кажется, за это спасибо покойному Андрюше Жигалову любимому, и за это ему вечная память, потому что он ухватил там это дыхание черной воды, эти водоросли, этот подступающий, отступающий снег и лед. А потом там есть в этой медленности, в этой завораживающей медленности, это уже немножко моя работа, там есть что-то засасывающее абсолютно. Там что-то произошло. Там есть явление Мамонова. Там есть понятие молитвы, смешанное с юмором неожиданным и с его как бы такой неправедностью, с его, наверное, и гордыней, в чем-то смешным. И в то же время там есть...

- Это юродство в принципе такое классическое, классическое юродство.

- Россия откликнулась на юродство, скажем, назовем... Знаете, еще Ключевский, описывая Московское царство, описывал его как абсолютную монархию, ограниченную институтом юродства. Это юродство, это, я думаю, то, что не будет понято нигде. Даже те люди, например, в Европе или в Америке, которым фильм этот понравится, они его полюбят, но на это юродство у них душа не вибрирует.

- А у наших людей вибрирует, потому что, у тебя нет такого ощущения, что вибрирует, помимо того, что ты сказал, помимо этой мистики, которая возникает всегда, когда ты смотришь на воду, вообще, и так далее, тебе не кажется, что вибрирует душа, потому что между святостью и юродством именно в России часто ставится знак равенства?

- Да, это качели. Правда, юродство - это и есть вид святости, потому что юродивый приносит в жертву свой разум и свое тело, чтобы ломать комедию перед Господом. И вот он ломает некоторый спектакль такой дикий...

- Искренне?

- Искренне до того, что ходит босиком по снегу, есть мокриц и так далее. И все равно это спектакль. И все равно он как бы смотрит на себя со стороны в этот момент. Я постигал какие-то достаточно неожиданные вещи, работая с Мамоновым. В Мамонове есть этот генетический корень, этот удивительный какой-то ген…

- У меня было такое впечатление, что он самого себя играл.

- Он не до конца актер, он не совсем актер. Он - крупная личность. И он натягивает роль на себя, искажая роль, и роль принимает образы его души, его тела.

- Вопрос у меня к тебе такой. Я выхватил цитату из твоего интервью. Я понимаю, что надо фильм смотреть, а не вытягивать цитаты из интервью режиссера. Но тем не менее, в данном случае это концептуально может быть или нет? "Засилье индивидуализма, доведение до логического конца идеи личной свободы привело к триумфу эгоизма", - говоришь ты. Это в связи с фильмом этим. То есть ты считаешь, что у нас переизбыток личной свободы?

- Нет.

- И это вредно?

- Переизбыток личной свободы без Бога, без большой цели вреден, да, вреден, абсолютно вреден. Потому что в результате вся эта великая цивилизация, то, что ты видел во Франции, между этой великой архитектуры и великих сыров люди, их интересует только то, надо ли отвезти своего соседа по обеду на машине домой или он подумает, что ты его используешь, и что он может быть использован, что он вообще хуже, чем таксист. Понимаете? Как сказать, мир переживает некоторый момент, любой мир, российский, так же как и западный мир, переживает сейчас момент кризиса, момент кризиса безыдейности, бессмысленности. Люди не созданы ни на Западе, ни на Востоке, чтобы жить ради рентабельности своей жизни. Это душит людей. Каждый сходит с ума по-своему. У нас алчно пока хотят денег. В Европе, насколько я видел, меньше гораздо хотят денег.

- Потому что больше к ним привыкли уже как-то, наверное.

- Там больше хотят уединенности, свободы. Они, наоборот, выпадают из этого мира. Главное в жизни - это отпуск. Главное в неделе - это уик-энд. Главное событие дня - это ланч. Это делает их для меня достаточно противными, например, потому что я живу страстью, и я вижу - там полное отрешение от страстей и личная свобода. Их деды умирали на баррикадах ради того, чтобы их внуки выгадывали проезд на своей машине, чтобы сэкономить 3 копейки на бензине! Зачем эти огромные жертвы? Эти благородные слова ушли в такую мелочь!

- Хотя ланч - это хорошо.

- Хорошо.

- Хорошо.

- Хорошо. Хорошо, когда ты разделяешь его с другими, когда вы радуетесь. Но если ты сидишь один в уголке… Там очень много, вот во Франции. Я говорю про Францию. Америка - как-то по-другому. Там все, наоборот, жуют на бегу, страшно смазывая сосиски кетчупом. А во Франции люди едят в одиночку. Там огромное количество одиноких людей.

- Павел, я вынужден тебя прервать, потому что у нас заканчивается эфир. Я хочу передать тебе благодарность от граждан: из Челябинска звонят, из Екатеринбурга звонят, из Северска, из Кургана, из Ордынска, из Тюмени, из Шадринска. Вот все эти люди звонят и передают тебе спасибо за фильм.

- А я благодарю их, потому что, честно говоря, вы знаете, кто бы ты ни был, больше всего хочется, чтобы тебя любили. Я этот фильм, в этом фильме было обращение к любви. И я счастлив, что я получаю назад любовь. Я готов за это вообще отдать много.
© Государственный интернет-канал "Россия" 2001, 2002. Cвидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС 77-26539 от 22 декабря 2007 года. Все права на любые материалы, опубликованные на сайте, защищены в соответствии с российским и международным законодательством об авторском праве и смежных правах. При любом использовании текстовых, аудио-, фото- и видеоматериалов ссылка на rtr-zerkalo.ru обязательна. При полной или частичной перепечатке текстовых материалов в интернете гиперссылка на rtr-zerkalo.ru обязательна. Адрес электронной почты редакции: info@rfn.ru. Создание и поддержка: Дирекция интернет-вещания ВГТРК, 2001-2008. Техническое сопровождение: Дирекция информационных технологий ВГТРК.