Что посмотреть на канале "Россия"

Спорт не только по программе

Самые горячие кадры недели

События, факты, комментарии
гость в студии
авторский комментарий
досье
архив
о программе
  
партнеры
РТР-Вести.Ru РТР-Спорт.Ru Вести недели Россия ГРК 'Радио РОССИИ'

Архив 01.06.2002 - в программе Николая Сванидзе
Нужен ли России статус страны с рыночной экономикой?
Министр экономического развития и торговли Герман Греф
гость в студии
Герман Греф
министр экономического развития и торговли России
 досье  фото видео
- Герман Оскарович, речь у нас с вами пойдет о наших уже абсолютно реальных шансах на получение статуса страны с рыночной экономикой. Когда же это произойдет, и что это будет для нас значить в положительном и, возможно, в негативном плане?

- Да, это один из наиболее существенных результатов прошедшего саммита между Россией и ЕС. И должен сказать, что эти переговоры велись еще с начала 90-х годов. Мы потратили на эти переговоры в совокупности 10 лет. И, наконец, после достаточно долгого раунда переговоров, мы согласовывали всевозможные варианты признания такого рыночного статуса, и что Россия должна для этого сделать. Стоял вопрос о необходимости унификации тарифов не энергоресурсы внутри страны с международными. После двух дней консультаций с нашими коллегами из ЕС, мы договорились о том, что рыночный статус будет представлен нам без каких-либо условий.

- То есть они не давали нам статус из-за того, что у нас экспертные цены на энергоресурсы были выше, чем внутренние?

- Точно так. Даже, может быть, разница не столько между экспертной и внутренней ценой, потому что это преследуется по торговому законодательству. Ситуация обратная, когда происходит демпинг. То есть, когда на рынках третьих стран продаешь дешевле, чем на своем рынке. Это называется "демпинг" и это преследуется.

- И вызывает соответствующие антидемпинговые меры соответственно?

- Точно так.

- Тогда в чем же была проблема?

- Проблема заключается в том, что, по мнению европейцев, мы низкими ценами на энергоресурсы дотируем нашу экономику. Производим более дешевую продукцию, которая более конкурентно способна на европейских и американских рынках. Получается своего рода всеобщая государственная субсидия.

- Которая позволяла констатировать нерыночность нашей экономики.

- Да. И на этом основании нам говорили, что мы не можем быть рыночной страной в силу того, что у нас такой серьезный перекос в ценах на энергоресурсы, давайте выравнивать эти цены. И нам предлагался срок. Сначала три года, потом семь лет и, в конце концов, в результате переговоров договорились о том, что Россия будет двигаться по пути снятия ограничений на торговлю энергоресурсами на внутреннем рынке.

- Герман Оскарович, в чем причина того, что они пошли навстречу и сменили гнев на милость: политика, успешные переговоры или изменения в нашей экономике?

- Я думаю, всего понемногу. Думаю, безусловно, и политика. В ходе визита Джорджа Буша в Москву они почувствовали, что вероятно в ближайшее время Соединенные Штаты пойдут по этому пути.

- То есть, это первые плоды наших новых отношений с Соединенными Штатами?

- Ну, я бы сказал, с Соединенными Штатами и Европой тоже. Во-вторых, этот вопрос из саммита в саммит переносился и ставился в достаточно жесткой форме представителями Министерства экономического блока и президентом страны. И, вот, собственно говоря, это такой хороший подарок последнему саммиту. Политическое решение принято. На его реализацию потребуется два или три месяца. На сегодняшний день против России в ЕС действуют 14 антидоговорных процедур.

- Как это проявляется в денежном эквиваленте?

- В денежном эквиваленте Россия недополучает около 250 миллионов долларов. Мы не можем поставлять свою продукцию потому, что существуют лимиты на запретительные пошлины.

- То есть наш нерыночный статус лишал нас 250 миллионов долларов в год?

- Да. Если переложить эти 250 миллионов долларов в год на средний показатель производства ВВП на душу населения, то это получится примерно 25 тысяч рабочих мест. Вот цена тех ограничений, которые применяет против нас только одно Европейское Сообщество.

Вопрос зрителей программы «Зеркало»: - Здравствуйте, я бы хотел задать вопрос Грефу. У России появится рыночный статус. Кроме того, у нас есть реальный шанс вступить в ВТО. В связи с этим скажите, когда и насколько у нас поднимутся цены на газ и свет?

- Большое спасибо за вопрос. Я бы хотел бы сказать, что решение ЕС о признании рыночного статуса российской экономики никак не связано со сроками или какими-либо обязательствами России по повышению энерготарифов. Мы объяснили, что рано или поздно все равно в России произойдет их выравнивание, но, с моей точки зрения, человек, который представляет себе инерционность развития экономики, понимает, что это произойдет не раньше, чем через 10-15 лет. И европейцам при первом раунде переговоров сказали, что мы можем говорить о каких-то обязательствах за пределами 15-летнего срока. Не раньше. Ранее я не готов подписаться под такими обязательствами.

- Это их устраивает?

- Мы договорились, что Россия не будет брать на себя конкретных обязательств. Это наше внутреннее дело, это дело нашей внутренней экономической политики. Наши коллеги с этим согласились. Я думаю, что это абсолютно правильно. Контраргумент, который я высказываю, во-первых, нет международных цен на, допустим, газ. Это не биржевой товар, он не котируется. В каждой стране тарифы на газ разные. Нет универсальной цены на электричество. Мы же не пытаемся преследовать, скажем, китайцев или вьетнамцев потому, что у них цена на рис дешевле, чем на бирже. Дешевизна на рис делает дешевой рабочую силу, и мы не пытаемся инкриминировать им как нерыночную соответствующую.

- Казалось бы, если небо ниспослала нам богатые запасы природного газа, то мы должны с этого что-то иметь. Или нет?

- Именно так. Я надеюсь, что во многом мы эту проблему сняли. Но, во всяком случае, на этапе предания рыночного статуса российской экономики, думаю, что эта проблема еще встанет при вступлении в ВТО.

- Какие Вы видите минусы в связи с новым статусом, который Россия получит через пару-тройку месяцев?

- Минуса от рыночного статуса я не вижу. Абсолютно другая ситуация будет в отношении российских предприятий. Они будут совершенно по-другому восприниматься в Европе. С ними начнут разговаривать. Они смогут участвовать в расследованиях. Сроки значительно увеличатся. Они смогут доказывать собственную рыночность.

- Какие расследования Вы имеете в виду?

- Антидемпинговые.

- Которые бьют по нам?

- Конечно. Российским предприятиям дают 10 дней на то, чтобы они дали свое заключение, считают ли они выбор страны с суррогатной экономикой правильным. Причем не берется конкретно Россия, берется любая страна с так называемой суррогатной экономикой. Им не дают возможности показать, что никаких субсидий нет.

- Суррогатная - это ни то ни се?

- Суррогатная - это берется, скажем, средняя цена или субсидия. К примеру, последнее расследование в Европе по техническому углероду. Это несколько огромных российских заводов, которые поставляют сырье для производства шин.

- И тоже по антидемпинговому прессу?

- Да. Или предлагают, допустим, Болгарию или какую-нибудь другую страну, где в среднем субсидии экономики составляют 30%. Они говорят, что мы не Болгария, наш бюджет не субсидируют. Вот вам предварительная пошлина и на этом поставки заканчиваются. Сейчас все это будет прекращено.

- То есть нас до настоящего времени просто не пускали на рынок?

- Реально нас дискриминировали на рынке и продолжают дискриминировать. Всего в мире действует против России 115 антидемпинговых ограничительных процедур. Это свыше двух с половиной миллиардов долларов потерь ежегодно.

- Сколько мы отбиваем в случае получения нового статуса?

- Пока сложно сказать. Во-первых, мы получаем возможность постепенно пересмотреть все ранее введенные процедуры. И второе. Все новые процедуры, которые будут начинаться заново, будут действовать в соответствии с новыми правилами. С российскими предприятиями теперь будут разговаривать наравных. И еще один плюс. После нескольких лет переговоров, после заключения России - ЕС соглашения о партнерстве и сотрудничестве, которое было подписано в 1997 году, мы не могли договориться о процедуре рассмотрения спорных торговых вопросов. И вот именно в этот саммит нам удалось подписать такое соглашение. Это очень важно, потому у нас накопилось около полтора десятка нерешенных проблем, которые никак нельзя было разрешить в силу отсутствия такой процедуры.

- Это означает равноправие в экономических вопросах, спорах и процедурах?

- Теперь мы договорились о том, что процедура будет очень демократична, все споры будут разрешаться в некоем Третейском суде.

- Между нашими предприятиями и зарубежными?

- Между нашими странами. По одному представителю от каждой страны и один независимый судья - это очень важно также для защиты наших интересов в Европе.

Вопрос зрителей программы «Зеркало»: - Какова вероятность того, что конгресс США признает именно до 14 июня Россию страной с рыночной экономикой и отменит дискриминационную поправку? И если это произойдет, то, на ваш взгляд, американские инвесторы предпочтут портфельные инвестиции на фондовом рынке или более реальные сектора экономики?

- Во-первых, я хотел бы сказать, что это два разных вопроса. Конгресс принимает решение в отношении поправки Джексона-Вэника. Что касается рыночного статуса, то это в компетенции администрации. И поэтому администрация в подписанном совместном заявлении двух президентов взяла на себя обязательство до 14 июня такое решение принять. Я, безусловно, надеюсь, что это будет положительное решение. Мы прошли слушания. Процедура вся выполнена. Если не вмешаются какие-то политические обстоятельства, то, я думаю, шанс получить рыночный статус достаточно высок.

- Инвестиции портфельные или точечные?

- Безусловно, признание рыночного статуса благоприятно скажется на инвестиционном климате. Россия будет более привлекательная для инвесторов. Это, конечно, в первую очередь направлено на прямых инвесторов. Портфельщиков у нас сейчас и так достаточно.

Вопрос зрителей программы «Зеркало»: - Сейчас цены на бензин растут, сколько это будет продолжаться?

- Я думаю, что цены на бензин будут расти примерно с таким же темпом, как и инфляция. Причем в течение ближайших лет эти темпы будут несколько выше, чем инфляция. Сейчас цены растут в связи с тем, что выросла цена на мировом рынке на нефть. Основной регулирующий инструмент был в руках правительства - это пошлина на нефтепродукты. Поднимая пошлину, создавали избытки внутри страны, и это сбивало цену. Сейчас, к сожалению, принят закон, который ограничивает правительство. Мы не можем повышать цены на нефтепродукты выше, чем на 90% от цены, вернее не цен, а пошлины на нефтепродукты выше, чем 90% пошлины цены на нефть.
© Государственный интернет-канал "Россия" 2001, 2002. Cвидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС 77-26539 от 22 декабря 2007 года. Все права на любые материалы, опубликованные на сайте, защищены в соответствии с российским и международным законодательством об авторском праве и смежных правах. При любом использовании текстовых, аудио-, фото- и видеоматериалов ссылка на rtr-zerkalo.ru обязательна. При полной или частичной перепечатке текстовых материалов в интернете гиперссылка на rtr-zerkalo.ru обязательна. Адрес электронной почты редакции: info@rfn.ru. Создание и поддержка: Дирекция интернет-вещания ВГТРК, 2001-2008. Техническое сопровождение: Дирекция информационных технологий ВГТРК.